Конец Старого Мира
Лондон – один из тех городов, где живут не только люди. Бок о бок с ними ходят и другие существа, темные, опасные, страшные. Их можно встретить в толпе – и пройти мимо, даже не зная, кто они на самом деле. Здесь есть и люди необычайных способностей – те, кто может отделяться от собственного тела, блуждая среди призраков. Последние же мучимы своими страстями, так сильно привязывающими их к миру людей.

Однако главной угрозой как для вампиров, так и для тех, у кого есть особые способности, остаются самые обычные люди. Их называют Второй Инквизицией. И, кажется, она не намерена стоять в стороне.

АМС

Gwendoline Wickett
Discord Wicked Overlord#8158
Skype live:wickedoverlord666
James Hardy
Discord Outlander#2712
Skype live:outlandervtm
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ



АКТИВИСТ НЕДЕЛИ
Samantha Boyd
неоперившийся Птенец
ЭПИЗОД
Demon in Disguise
Эта история про то, как два демона зашли в паб и... Вроде как должно было быть смешно, но, получилось не слишком.
АКТИВИСТ НЕДЕЛИ
Raymond Birdman
горе-охотник
ЛУЧШИЙ ПОСТ ЭТОЙ НЕДЕЛИ
Зачем она пришла в церковь? В дом Бога? Того самого бога, что оставил ее? Неужели, глупая, бестолковая вера все еще гниет где-то на задворках ее проклятой, измученной души? Неужели она все еще надеется на спасителя? Поэтому и пришла сюда, потому что если в Доме Божьем ей не смогут оказать помощь, то что ей останется?

Смерть. Смерть подходит для безвыходного положения, для самой его отчаянной стадии, после которой... читать далее

Bloody London

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bloody London » Апокалипсис сегодня » Антагонисты


Антагонисты

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Привязанные

Хотя изначально Привязанные к Земле ничем не отличались от своих собратьев-падших, обстоятельства, при которых они покинули Бездну, и концентрированное поклонение тысяч верующих превратило этих бывших ангелов в нечто среднее между демонами и людьми. Они – не люди и не демоны, знакомые, но одновременно безмерно чуждые падшим.

Падшие – это младшие демоны, достаточно слабые для того, чтобы просочиться сквозь трещины в стенах Бездны. В отличие от них, большинство Привязанных – могущественные духи, извлеченные из темницы мощью человеческой магии, и воздействие человеческой воли на их Истинные Имена в чем-то изменило их. Они располагают большим объемом знаний и воспоминаний и лучшей сообразительностью, чем большинство сильнейших падших. Многие Привязанные занимали высокое положение в иерархии демонов, они пользуются известностью благодаря своим наводящим страх подвигам во время войны, хотя сейчас такие пустяки их мало заботят. Быть Привязанным значит признавать законом только собственные желания и не обращать внимания ни на Небеса, ни на Ад.

Многие падшие, даже те, кто уже провел на Земле некоторое время, находятся в замешательстве. Они привязаны к смертному телу, их осаждают обрывочные воспоминания человека и демона, и пробелы в них они вынуждены заполнять за счет малодостоверной мифологии и ненадежных источников информации. Даже падшие, поддавшиеся Муке, могут не понимать, кто же они на самом деле. У Привязанных все не так. Привязанные знают, кто они. Из Бездны они перенеслись в монументальные вместилища из камня, металла и самых странных материалов, и они помнят, что они – мятежные ангелы, воевавшие на стороне Люцифера до тех пор, пока его мудрость не покинула его, и что человечество предало их. Они знают, что они страдали в течение неисчислимых эпох и что ничем не обязаны ничему во вселенной, за исключением собственной ненависти. Повлияли ли на такое восприятие принятая ими форма и поклонение, им не известно. Каждый Привязанный в душе – полновластный правитель Мироздания, ему не ведомы сомненья, жалость и любовь. Ни фракция, ни Дом больше не имеют для них никакого значения.

Даже самые «молодые» из Привязанных провели на Земле несколько веков, хотя часть этого времени и были погружены в сон. Этого времени им вполне хватило для того, чтобы найти опору и развить силы, о которых даже в разгар войны никто не знал. После пробуждения Привязанные, возможно, и растерялись, увидев автомобили и трансконтинентальные компании. Но вскоре, благодаря разрозненным воспоминаниям падших, они во всем разобрались, и их понимание было сугубо рациональным, не окрашенным эмоциями и чувствами. Такая отстраненность влияет на манеру общения с людьми. Договоры, заключаемые со смертными Фаустианцами, Привязанным просто не понятны.

Привязанный не может собрать Веру или принять Веру в дар от своего раба. Веками они были объектами поклонения, и это наложило на них свой отпечаток: даже теперь они могут получить Веру только во время церемонии. Им приходится возрождать древние ритуалы, некогда проводимые в их честь, в том числе и восстанавливать язык, на котором эти ритуалы совершались. Только так могут они получить Веру, и даже в экстремальной ситуации Привязанный не может вытянуть из раба нужную ему энергию. Но при этом Привязанные способны на деяния, недоступные даже полностью поддавшимся Муке падшим. Короли Ужаса могут превращать людей в послушные марионетки, являющиеся проводниками их воли, но сохранившие самостоятельность действий.

Наконец, падшие расхаживают по улицам современных городов в телах своих носителей. Между собой они тоже общаются в человеческом облике. Привязанные так не могут. Они не едят, не спят, не встречаются друг с другом лицом к лицу. Они скрываются даже от большинства своих почитателей. Привязанный может принять Апокалиптическую форму, определяемую его основным Знанием, но лишь ненадолго и с большими затратами энергии. Можно сказать, что тел, в обычном значении этого слова, у Привязанных нет.

Реликварии

У Привязанных есть реликварии – основа всего их существования. Если реликварий уничтожить, Привязанный превратится в беспомощного духа, неспособного сопротивляться притяжению Бездны.

Из-за своей силы Привязанные не могут входить в тела людей, как это делают падшие. Вместо того, чтобы оживить тело и подавить остаточные воспоминания, Привязанные разрушают личность человека и уничтожают плоть. Распад начинается сразу же после вхождения Привязанного в тело, которое зачастую как бы растворяется или медленно горит изнутри. Тело человека выдерживает присутствие Привязанного не более 48 часов, но чем сильнее демон, тем меньше будет этот срок. По истечении этого времени тело разрушается, и не важно, провел ли в нем Привязанный все 48 часов или только 10 секунд.

Привязанные могут вселяться в предметы из стали и камня, но их сущность не может закрепиться в любом куске металла или камня. Реликварий обязательно должен обладать определенным значением для людей, которые создали его или пользуются им. Это должен быть предмет, о котором рассказывают истории, который хотят заполучить не только из-за его физических свойств, пусть даже этому предмету и не поклоняются напрямую. Иными словами, этот предмет в сознании людей должен обладать силой. Многие древние религии поддерживали идею, что бог может вселиться в свое изображение, и именно такую религию разработал Люцифер для каждого из своих пяти помощников, чтобы вытащить их из Бездны. А как насчет наковальни кузнеца в те времена, когда работа с металлом считалась сродни магии? Арфы, которая якобы принадлежала великому музыканту? Большой драгоценный камень чистой воды, который, по слухам, приносит несчастье своему владельцу? Говорят, что Привязанный Маништуцу обитает в мече, некогда принадлежавшем монгольскому полководцу, - в мече, который передавался из поколения в поколение и заключал в себе воинственный дух племени.

Форма и материал, из которого изготовлен реликварий, часто так или иначе зависят от сущности заключенного в нем демона. Например, статуя Белиала высечена из голубого мрамора и украшена жемчугом, в то время как Маништуцу, Владыка Убийств, обитает в мече. Другие Привязанные могут жить в изящной шкатулке, украшенной серебряными кружевами и стеклянными завитушками, или в подвеске из перьев, некогда украшавшей ацтекский храм. Прочность материала не имеет значения, так как все реликварии обладают огромной, невероятной долговечностью благодаря воле живущих в них демонов. В целом, чем старше и сильнее Привязанный, тем массивней и надежней его реликварий. Некоторые Привязанные, например, пять Великих Герцогов, получили реликварии от людей, которые вызвали их. Другие демоны, пытаясь скрыться от желавших подчинить их магов, укрывались в любом подходящем предмете, в результате чего вместилища темных богов отличаются огромным разнообразием.

Привязанный может принять Апокалиптическую форму только в пределах своего реликвария. Демон «присутствует» в этой местности. Отсюда он влияет на окружающий мир по мере своих сил и возможностей. Благодаря рабам, которые становятся его глазами и руками, он может распространить свое влияние очень широко. Большинство Привязанных перемещают свои реликварии только в случае непосредственной опасности. Старшим Привязанным поклонялись во многих странах, где им возводили статуи, как бы заменявшие настоящие реликварии. Ритуалы, проводимые перед реликвариями, вырабатывают больше Веры, а некоторые из них (например, ритуал для получения временного тела) требуют непосредственного «участия» Привязанного. Во всех остальных случаях реликварий может находиться очень далеко от почитателей, даже на другом континенте. Дагон, по слухам, утопил свой реликварий в Атлантическом океане, полностью положившись на существующие копии и верных рабов. Многие погребли свои храмы под грудами земли или потоками лавы. Те Привязанные, у которых перед погружением в сон оставалось мало ресурсов, сделали все от них зависящее для обеспечения безопасности, например, приказали похоронить реликварии или передали их на хранение в семьи верующих. Человеческая жадность и быстрое развитие археологии порою сводили все эти усилия на нет, и Привязанные оказывались в самых неожиданных местах.

Но не все Привязанные обитают в реликвариях.

Проклятая земля

Некоторые древние секты считали, что боги обитают не в статуях, а в пещерах, рощах и на вершинах гор. На границе священной земли оставлялись приношения, и любого человека, посмевшего вступить на запретную территорию, ждала смерть. В средние века и даже позже многие люди верили, что в таких местах их подстерегает беда или что там живут призраки.

Демоны, обитавшие в таких местах, являются Привязанными к Земле в буквальном смысле слова. Они тоже могут влиять на людей и события за пределами места обитания, но они не могут проявляться в статуях, поэтому ритуалы в их честь проводились, по большей части, в их присутствии. Этих демонов нельзя переместить или спрятать, но одновременно их намного сложнее уничтожить. Не важно, какие перемены произошли с жилищем демона, была ли эта земля застроена или объявлена памятником природы. Обитающая там сущность влияет на все, что происходит вокруг. Даже построенное здание, скорее всего, соответствует ее потребностям и вкусам.

Единственным способом избавиться от такого Привязанного является изменение природы места его обитания. Церковь, построенная поверх древнего капища, проблемы не решит. Нужно осушить болото, взорвать пещеру, полностью вырубить рощу. Но и в этом случае нельзя гарантировать, что Привязанный не укрылся в какой-нибудь неприметной впадине.

Пробуждение

Только катастрофа такой силы, как Вихрь, могла вырвать Привязанных из многовековой спячки, в которую они погрузились из-за нехватки Веры. Привязанные защищены реликвариями, но все равно они остаются духами, принадлежащими Аду, и когда падшие начали прокладывать путь через Царство Духов, Привязанные почувствовали это. По мере того, как падшие приходили на Землю, Привязанные все чаще и чаще ощущали то, чего так давно ждали: слабые всплески Веры.

Они обратились к бережно хранимым запасам Веры, чтобы охватить своим вниманием весь мир и посмотреть, что же их ждет.

Прежде всего они обнаружили, что мир изменился. Уже никто не говорил на известных им языках. Но Привязанные всегда предпочитали общаться с людьми через образы и ощущения.

Те Привязанные, у кого еще оставались силы, начали готовиться к возвращению. Перед тем, как последние или самые верные из поклонников зарыли в землю или сбросили в море их реликварии, Привязанные даровали этим людям самое последнее благословение. Они наделили своих слуг необычными способностями. Теперь их почитатели могли занять в обществе первые места, более того, они могли передать свои способности по наследству. Их одарили большой силой и устойчивостью к болезням, обаянием и умом и, разумеется, плодовитостью. Но одновременно этот дар был своего рода меткой, сохранившейся даже тогда, когда семья уже позабыла о древних верованиях. Когда Привязанные пробудились, они нашли новое поколение слуг – рабов своего наследия.

Современный мир любит тех, кто наделен обаянием и умом, а в прежние времена такие семьи добивались высокого положения за счет силы и выносливости. Немалая часть полученных «по наследству» рабов может похвастаться богатством, знатностью и влиянием. Некоторые из них обладают значительным политическим влиянием, другие стали всемирно известными актерами или спортсменами. Все они видели в своих снах пугающие ритуалы и одновременно ощущали пугающее, но удивительно знакомое присутствие кого-то, кто обращался к ним и обещал реализовать их самые потаенные желания. Предлагал им достичь цели их жизни. Приказывал им прийти в определенное место и выполнить определенные действия.

Не все подчинились, но многие из тех, кто оказал сопротивление, покончили с собой, а кое-кто перед этим убил всех оказавшихся рядом членов семьи. Некоторые искали помощи в религии и сектах. Других выслеживали дальние родственники и силой заставляли склониться перед демоном.

Тем Привязанным, которые не смогли создать себе «наследных» рабов или чьи служители погибли за прошедшие века, пришлось немало потрудиться. Они еще могли распространить свое влияние на определенную территорию, поэтому они принялись искать людей слабовольных, податливых, восприимчивых. Привязанные преследовали этих людей в снах, делали им заманчивые предложения, показывали им ритуалы, которые надо будет совершить, и в конце концов добивались согласия.

Привязанный, у которого не осталось хотя бы одного поклонника, бессилен, у него нет Веры, в которой он отчаянно нуждается. У старших Привязанных появилась способность хранить огромные запасы Веры на протяжении веков, но они впали в беспамятство, потому что больше не было живой Веры, которая позволяла им защищаться от врагов. Недавно пробудившийся Привязанный, молодой или старый, очень слаб и может выполнять только самые простые из обращений. У Привязанного может не остаться ни одного слуги, его может ждать целая армия, готовая выполнить его приказ, но все это не имеет значения. Все равно Привязанному нужно больше.

Культы и ритуалы

Культ, объединяющий поклонников, для Привязанных просто необходим, так как, как уже упоминалось выше, другими способами демон не может получить Веру. В первые дни жизни на Земле Привязанные называли себя богами, и в те времена, когда у каждого племени были свои небесные покровители, это приносило очевидную выгоду. Даже позже, после утверждения христианства и ислама, такое поведение шло демонам на пользу. Самаэль, Сатана и Иблис – это Небесные Имена отдельных демонов. Имена других Привязанных встречаются среди прозваний, под которым на протяжении веков отдельные секты поклонялись извечному Врагу.

Во время ритуалов поклонения верующие впадают в фанатичное безумие. Привязанные одним махом пожинают вырабатывающуюся при этом Веру, а затем или хранят ее, или используют в своих целях. Проблема в том, что такие ритуалы требуют времени – даже самый короткий из них может длиться в течение нескольких часов. Форма ритуалов может быть очень сложной, в них часто используются древние языки и символические жесты. Если церемония по какой-либо причине была нарушена, собрать Веру не удастся. Чтобы подготовить группу верных почитателей, отдающих максимум Веры, тоже требуется время. Но Привязанным, застрявшим в облике богов, которыми они когда-то притворялись, не остается ничего иного, кроме как поддерживать древние «традиции».

Ритуалы удовлетворяют потребности демона и соответствуют его природе, но одновременно они отражают человеческое понимание сущности бога. Иными словами, за века поклонения вера людей изменила Привязанных. Действия, ставшие ритуальными, должны были вызывать страх и благоговение, но также и иметь смысл для людей, поэтому часто они отражают человеческие предрассудки. Например, для Привязанного человеческое жертвоприношение почти ничего не значит, но для верующих оно может стать самым явным проявлением веры и поклонения. Поэтому со временем некоторые Привязанные привыкли к таким жертвоприношениям как к части ритуалов. Среди других элементов ритуала можно назвать молитвы, гимны и танцы, специальные одежды, воскурение фимиама, принесение в жертву животных и вещей, принятие наркотиков для расширения восприятия верующих, половые акты, самоистязание и различные испытания выносливости.

Как и многое другое, минимальное количество участников, длительность и сложность ритуала указывают на возраст и силу Привязанного. Трое почитателей, принявших галлюциногены, в течение часа почитавшие молитвы в центре нарисованного красной краской круга, а затем занявшиеся сексом, смогут напитать Верой молодого, слабого Привязанного. Древние могущественные Привязанные – те, кто когда-то был богом целой страны или нации, - намного более требовательны. Некогда даты их празднеств заносили в священные календари, ради них замирала жизнь в городах, в их распоряжении были сокровищницы целых царств. Пробудившись, древние боги вынуждены восстанавливать древние ритуалы, вплоть до языка, на котором они проводились, а иногда даже до места их проведения. Как можно понять, молодой, слабый Привязанный с переносным реликварием и относительно простым ритуалом может легко компенсировать недостаток сырой энергии и покорить довольно большие территории, вышедшие из-под власти его старших соперников, – по крайней мере, в начале.

Силы и ресурсы

Привязанные начинали с теми же силами, возможностями и невосприимчивостью, что и обычные падшие (с учетом их положения иерархии). Проведя на Земле несколько столетий и регулярно получая Веру, они смогли развить свои способности и практически полностью восстановить Знания и умения, которыми пользовались во времена Войны Гнева.

Привязанные могут пользоваться только теми проявлениями знаний, которые становятся доступными при высокой Муке; в отличие от падших, Короли Ужаса уже давным-давно утратили все воспоминания о своей ангельской природе. Проводимые ими демонические ритуалы – все ритуалы помимо тех, что требуются для получения Веры, - несут на себе печать искажения и порчи. Они не могут по-настоящему исцелять, очищать или действовать в согласии с силами мироздания. Все, к чему они прикасаются, изменяется, загрязняется и портится под влиянием их ненависти. Как и их противники из числа падших, Привязанные сохранили большое количество адских артефактов и ритуалов, но при этом изучили знания и пути, неведомые адскому воинству. Привязанные практически никогда не проводят ритуалы сообща. Чтобы набрать нужное число заклинателей, они полагаются на наделенных силой рабов и подчиненных падших. При этом им нужно, чтобы кто-то из рабов занял их место в ритуале, возглавил его; через этого раба они управляют проведением ритуала и направляют потоки Веры, чтобы придать действию нужную силу. В основном это вызвано заботой о безопасности, так как мало кто из Привязанных подпускает к своему реликварию кого-нибудь помимо горстки самых фанатичных приверженцев.

Всем Привязанным пришлось разработать методы усиления обращений. Они придумали способы порабощения людей, превосходящие по силе любой фаустианский договор и обращения высшего уровня Знания Сияния. Вообще-то, уже не одна фракция втайне интересуется, как же Привязанным удается ломать волю и разум людей, сохраняя при этом Веру.

Какими бы впечатляющими ни были знания и ритуалы Привязанных, темные боги предпочитают более изящные способы влияния на мир смертных. С одной стороны, Привязанные не меньше падших страдают от неверия людей, которое может обратить ритуалы и затратные демонстрации силы в ничто. С другой стороны, каждый проводимый ритуал и обращение требует огромного объема с трудом восстановимой Веры. Поэтому в борьбе с врагами Привязанные стараются пользоваться человеческими технологиями и ресурсами. Штаб-квартиры культов могут быть оснащены компьютеризированной системой безопасности и электронными замками. Охотничьи отряды снабжают «тазерами»2 и быстродействующими транквилизаторами. На записях видеокамер они могут опознать демона в человеческой форме и найти его через базы данных мировых информационных сетей или же благодаря связям в местных или федеральных полицейских службах. Некоторые привязанные разрабатывают совершенно новые отрасли Знаний, основанные на технологических новинках, что позволяет им обойти проблему неверия.

Большинство Привязанных – терпеливые, умелые заговорщики, старающиеся отслеживать мельчайшие детали своих планов. Если учесть, сколько сил у них уходит на сбор Веры, можно понять их нелюбовь к импровизации. В экстремальных ситуациях они принимают неверные решения, или отбиваясь с огромной, непропорциональной силой, или же проявляя чрезмерную осторожность. Они предпочитают действовать медленно, внушая ненависть, страх и жадность и соблазняя потенциальных слуг обещаниями влияния, богатства и власти. Они стараются наносить удары исподтишка, как бы переводить противника от одной сложной ситуации к другой, пока тот наконец не продаст душу за сомнительную победу. Пожертвовать тысячью пешек ради победы над одним сильным и хорошо окопавшимся врагом – ничто для Привязанного. В мире живет шесть миллиардов потенциальных марионеток, и с каждым днем число их увеличивается.

Культ Привязанного к Земле

Тайные культы поклонения демонам в современном мире, управляемом технологией и наукой, кажутся реликтами давних эпох, но привлекательность таких культов основана на обращении не столько к разуму, сколько к эмоциям. Человеческие пороки, такие, как жадность, зависть, ненависть и страх, являются отличными инструментами, с помощью которых можно соблазнить и подчинить во всем остальном разумных и скептически настроенных людей. Человеческие страхи, потребность в сопричастности и признании своих достоинств тоже могут превратить интеллигентных людей в фанатиков. Чем сильнее потребность, тем более страстной становится привязанность человека к организации, которая может эту потребность удовлетворить. Привязанные к Земле прекрасно понимают этот принцип, к тому же они в течение сотен лет оттачивали мастерство вовлечения людей в свои сети. Во многих случаях рядовые члены секты даже не подозревают об истинной сути предмета своего поклонения. До тех пор, пока их нужды удовлетворяются, они не задают лишних вопросов, и только внутренний круг знает ужасную правду. На самом деле многие культы Привязанных внешне вообще не похожи на религиозные секты, скрывая древние формы поклонения за маской вполне благопристойных мистических или научных сообществ. Члены таких культов надевают одежды, напоминающие облачения древних жрецов, произносят слова, утратившие значение много веков назад, а затем переходят в прекрасно обставленную библиотеку, чтобы выпить виски или выкурить сигару, даже не подозревая, к кому на самом деле обращены их мольбы и просьбы. Достаточно того, что они верят в эффективность своих действий и что соблюдаются старинные традиции, и только верховный жрец да еще, пожалуй, горстка прислужников знают, кому из Королей Ужаса они поклоняются.

Несмотря на свое сверхъестественное происхождение, культ – организация человеческая, он создан на основе человеческих представлений. В первую очередь культ – это средство контроля над группой людей, возможность управлять их поведением до тех пор, пока они не станут эмоционально зависимыми от культа. Интеллектуальная и материальная зависимость наступают позже. Не стоит забывать, что правительство и официальные религии относятся к культам с большим подозрением. В современном мире нельзя просто взять и создать культ, даже сверхъестественному существу такая задача не по силам.

Внутренний круг

Самими первыми поклонниками у каждого Привязанного в древние времена стали те, кто вызвал его из Бездны – точнее, те из них, кому удалось при этом выжить. Восстанавливая культ в современном мире, Привязанный начинает с «унаследованных» рабов или тех смертных, кто первыми согласились выполнить его волю.

Если у демона есть наследные рабы, можно восстановить прежнюю иерархию культа, особенно если есть наследник верховного жреца, способный возглавить верующих и направить их поклонение в нужное русло. Если что-нибудь из людей и знает о местонахождении реликвария, то этот человек – верховный жрец. Он доносит учение и решения Привязанного до остальных верующих. Он также может излагать просьбы и заботы людей словами, понятными для Привязанного, и обращаться к нему по светским, но важным вопросам. Самым важным признаком верховного жреца является связь между ним и Привязанным, и большинство верховных жрецов являются рабами (см. «Создание культа»). Как правило, жрец отличается обаянием, он – выраженный лидер, внушающий страх, он может проявлять силу бога по собственному разумению – Привязанные часто наделяют такими качествами своих рабов. Верховный жрец может быть в прямом смысле слова Гласом Господним, озвучивающим приказы, звучащие у него в голове, или же он может создать для себя специального Оракула – в тех случаях, когда ментальная связь с Привязанным может закончиться полным и неизлечимым безумием.

Жрецы воплощают в жизнь решения верховного жреца и руководят членами культа. Они отвечают за обучение паствы и поддержание дисциплины. Они, как правило, тоже порабощены, если же нет, то они являются слугами Привязанного (и это положение сильно отличается от положение слуги обычного демона). В случае крупного культа может сформироваться многоступенчатая иерархия жрецов, где уровень власти и степень информированности жреца о планах и нахождении Привязанного будут зависеть от занимаемой им ступеньки.

От внешних угроз жрецов и паству защищают охранники. Под началом у верховного жреца может находиться элитная группа «боевиков», в обязанности которых входит разрешение внутренних споров и наказание отступников. Как правило, охранники являются рабами, их тела усовершенствованы, а сами они владеют как обычным, так и сверхъестественным оружием.

Информация о внутреннем круге культа и положении каждого его члена распределяется по принципу необходимого знания. Как правило, только старшие жрецы знакомы с верховным жрецом и могут напрямую связаться с ним. От взоров паствы жреца может скрывать церемониальная одежда. Члены одного прихода почти наверняка ничего не знают о членах другого прихода. Если требуется собрать их для совместной работы – например, для проведения особо большой церемонии, - маски и темнота помогают им сохранить анонимность. Все эти предосторожности нужны для того, чтобы в случае угрозы одному приходу у демона по-прежнему оставался надежный источник Веры.

Первой заповедью каждого прихожанина является выполнение всех ритуалов поклонения. Второй – привлечение новых верующих.

Создание культа

Чаще всего Привязанные привлекают будущих почитателей обещаниями выполнить все их желания. В прошлом Привязанный мог добиться поклонения от целого города, прервав поступление продовольствия, но даже эти злобные существа признают необходимость вознаграждения за усердную службу. Часто вознаграждение лишь еще прочнее соединяет почитателя и Привязанного. Поведение Привязанных в этом вопросе частично отражает понимание самими демонами способов мотивации и управления людьми, частично же зависит от ожиданий и надежд первых поклонников. Люди, столкнувшись с неуправляемой силой, всегда пытаются ублажить ее, и бога, который на самом деле был сумасшедшим чудовищем, однажды могли назвать подательницей благ или защитником, надеясь тем самым утихомирить его. Со временем такое обращение стало частью личности Привязанного.

Привязанный может предложить избавление от смерти, гражданских беспорядков или собственной посредственности. Он может предложить месть или победу над врагами. Он может поманить удовольствием, которое человек даже не может представить. Грубая сила чем-то привлекает людей, и Привязанным это близко и понятно, поэтому и сила играет тут свою роль. Но начинается соблазнение с предложения совершить нечто тайное и интригующее. Нечто такое, что не понравится родителям, церковным проповедникам и прочим представителям власти. В конце концов, не эти ли взяточники виноваты в том, что последние десятилетия страна катится в тартарары? Какую бы проблему не видел перед собой верующий, Привязанный предложит ему решение.

Величайшей удачей для Привязанного является встреча с сектой или культом, достаточно слабым для того, чтобы его члены поддались влиянию демона. Сборище скучающих сатанистов, например, или кучку иммигрантов, все еще отмечающих праздники своей родины, но только из уважения к традиции. В таких компаниях может существовать истинная Вера и, возможно, именно она привлекает Привязанных, но эта энергия очень слаба и не сфокусирована. Внеся в ритуалы несколько важных изменений, Привязанный может быстро восстановить свой запас силы.

Разумеется, такая удача – дело случая. Намного чаще Привязанный вынужден начинать с жалких крох. Ниже описывается несколько способов создания культа в тех местах, где население черпает знание о поклонении древним силам из фильмов ужасов. Привязанным в таких случаях приходится действовать с осторожностью.

• Танцевальный клуб. Секс. Наркотики. Бессмысленные выкрики, танцы под ритмичную музыку. Подобную картину можно наблюдать каждый воскресный вечер практически в любом городе мира. Привязанным остается только собрать эти импульсы воедино и направить их в нужное русло. Вскоре после открытия клуба и появления постоянных посетителей в тесном кругу завсегдатаев, собирающихся в задней комнате, начинают ходить слухи о возможности испытать более острое удовольствие. Будущему посвященному остается лишь выразить желание проверить себя. Эксклюзивный клуб может появиться буквально из ниоткуда и раскинуть сети соблазнов, при этом уже имеющиеся поклонники, вращающиеся среди золотой молодежи, могут оказать существенную помощь в его развитии.

• Подставные компании. Завлечь людей можно и при помощи семинаров, ГД обещают раскрыть секреты успешного ведения дел. Или какая-нибудь вполне респектабельная фирма, например, телемаркетер или провайдер телефонных сетей, может приглашать на работу полных энтузиазма сотрудников. Последний вариант особенно опасен, так как множество молодых людей отчаянно нуждается в работе, а ранее попавшие под сокращение сорокалетние работники вдруг обнаруживают, что оплата их чеков полностью зависит от соблюдения ими «традиций» фирмы. В обоих случаях речь идет о принадлежности к чему-то большему, что приносит 110% прибыли, вот только во время психотренингов порою приходится вставать из-за стола, хлопать в ладоши, танцевать и выкрикивать ответы на вопросы. Чередование рутинной, скучной работы и таких занятий оказывается на удивление эффективным. Со временем подобная «объединяющая деятельность» становится все более страной, а для завершения образования или продвижения в карьере соискатель должен совершить нечто особенное.

• Университеты. Студенческие братства так хорошо подходят в качестве прикрытия, что хитроумные Привязанные стараются держаться от них подальше. Но почему бы не проникнуть в ряды Исторического сообщества в то время, когда (условно) прибывшие из ада Альфа-чего-то-там затеяли спор с остальными обитателями кампуса? Новый профессор, недавно принятый на работу, может привлечь внимание рассказами о раскопках на Ближнем Востоке и радикальным пониманием экспериментальной археологии – иными словами, попытками понять, почему древние люди поступали так или иначе, через прямое воссоздание их действий. Членство в Историческом сообществе становится весьма привлекательным. Встречи сообщества проходят в одном из зданий университета, под которым расположены туннели системы парового отопления.

• Маленький город. Не важно, где именно происходят события – в американском захолустье или на островах Индонезии. Методы везде одни и те же. Здесь Привязанный к Земле может опереться на традиции; призвать к сохранению исконных ценностей сообщества, возврату к тем идеалам, которые лежали в его основе. Помощники демона могут восстановить совет старейшин или напомнить о небольшом спортивном испытании, которому подвергалась городская молодежь. Понимание, что эти традиции были лишь отголосками более древних и мрачных обычаев, наступает позже. Чтобы воспользоваться этим методом, Привязанному сначала нужно найти себе помощника из местных, а затем уже действовать через него. Особенно удачным такой способ может оказаться для Привязанного, обитавшего в расположенном неподалеку от городка холме или гроте, о котором до сих пор рассказывают легенды.

• Тюрьма или исправительный центр. Там, где скука и отчаяние уже способствуют проявлению излишней доверчивости, Привязанный к Земле может собрать немалый урожай. Если ему удастся заслать в тюрьму хотя бы одного своего агента, например, под маской работника социальных служб или – что более удобно – священника, кто-то из заключенных начнет слушать. Единственная проблема – это то, что поклонники бесполезны, пока они не могут начать поклонение, а любая необычная активность в тюрьме вызовет недовольство администрации. Ритуалы в тюрьме могут проводиться толь под прикрытием других мероприятий, например, молитвенного собрания, занятий спортом или работы в камере. Наличие поклонников среди охраны упрощает ситуацию, хотя завоевать доверие заключенных удастся разве что полностью коррумпированным охранникам. Разумеется, возможность подчинить себе всю тюрьму полностью меняет дело.

• Военные базы. Как и в случае с тюрьмой, основная проблема здесь – это повышенная бдительность персонала и нехватка свободного времени. Военные базы построены так, чтобы предотвратить любое несанкционированное проникновение на их территорию, в том числе и проникновение вредных идей. Но и там имеются свои традиции, символика и покровители. Свои обычаи посвящения и закалки новобранцев. Сейчас эти обычаи соблюдаются не столь явно, как в прошлые времена, по крайней мере, в западных станах, но до тех пор, пока они существуют и о них знают офицеры, в темных спортивных залах и ангарах для самолетов происходят странные вещи. Результаты такого обучения становятся особенно заметными во время военных действий, когда всех солдат терзают мысли о смерти и везении. Именно тогда становится возможным проведение настоящих ритуалов с настоящими жертвами. Если после этого удача повернется к солдатам лицом, ритуалы будут повторять, может быть, и после того, как война закончится.

Ни один из предложенных методов не позволит добиться желаемого за одну ночь. На самом деле приносящий Веру культ некоторое время будет оставаться малозаметным, до тех пор, пока первый из новичков не усвоит нужные идеи. После этого у Привязанного появляются поклонники. Они выполняют определенные ритуалы, передавая Привязанному Веру, и в этом и состоит их единственная ценность. Чтобы поклонение было эффективным, они должны верить в Привязанного к Земле, но им вовсе не требуется знать, что из себя на самом деле представляет их божество. Скорого прихода – да и вообще прихода – своего господина они тоже не ожидают. Если верующего спросить о чем-то подобном, он только засмеется и объяснит, что на самом деле Эрешкигаль символизирует темную сторону женского естества. Ему не надо понимать истинного значения ритуала; он даже может не знать, что он произносит молитвы на языке древнего Вавилона. Ему нужно лишь выполнять все, что от него требует его бог. Отношения между Привязанным и его рядовыми почитателями нельзя назвать близкими.

Участие в культе Привязанного никогда не возвышает человека, и не важно, что старшие члены культа кажутся весьма могущественными и просвещенными. Поклонение и атмосфера, создаваемая в секте, всегда ведут к деградации. Внушение нужных идей обычно начинается с условий или заданий, выполнение которых позволит новичку проявить себя. Испытав потрясение от кражи, насилия или противозаконной сексуальной связи, новообращенные узнают о первом ритуале поклонения. Обычно новички играют в церемонии определенную роль, чтобы снова подтвердить, что они достойны своего нового положения. После этого новый член секты вынужден хранить в тайне не только существование культа, но и все то, что ему пришлось совершить для вступления в секту. Он уже на шаг отступил от нормальной жизни и прибрел зависимость от секты. Если он попытается оказать пассивное сопротивление, просто не показываясь на встречах, его «братья» придут к нему домой, на работу или в школу и укажут на его ошибки. Если он расскажет обо всем, что узнал и совершил, его обрекут на смерть. Обращение в полицию может причинить культу немалый вред, если только у Привязанного нет слуг среди полицейских. Откровенный разговор с местным католическим священником или родителями может лишь увеличить количество жертв.

Но те, кто хранит верность, могут рассчитывать на награду.

Слуги – это поклонники, получившие от Привязанного некий дар. Сам слуга может объяснять такую благосклонность чем угодно, но чаще всего Привязанный поступает так лишь потому, что ему нужен человек для выполнения определенного задания. Преданность и амбиции при этом не учитываются, хотя в некоторых случаях Привязанный выбирает слуг только из числа самых верных. Привязанный наблюдает за поклонниками во время ритуалов или глазами своих жрецов. Избраннику говорят, что ему выпала великая честь – получить продвижение на службе богу, и что вскоре состоится церемония, во время которой он встретится с божеством. Скорее всего, именно тогда избранник впервые увидит, во что же он на самом деле верил.

Слугу могут не предупредить заранее о некоторых сопутствующих дару особенностях, например, о том, что за сверхъестественную силу и выносливость придется заплатить уродством или чудовищным аппетитом. Он должен добровольно принять дар и принести жертву богу в подтверждение своей веры. Если он соглашается, готовится специальный ритуал. Если он отказывается, жизнь его продлится недолго. Если этот человек и в самом деле нужен Привязанному, его пощадят, но ему придется понести определенное наказание, пройти обучение, заставляющее задуматься о недостатке веры, - судьба всех, кто отказался от выполнения божьей воли.

Ритуал длится всю ночь и завершается жертвоприношением. Жертва выбирается в зависимости от личности будущего слуги; он должен уничтожить то, что имеет для него большое значение. Отрезать себе нос или уши, убить собственную семью, уничтожить созданный с нуля бизнес или поджечь конюшню со своими призовыми скакунами – варианты могут быть самыми разными, но они не должны помешать посвящаемому выполнить задание, полученное от Привязанного. Если он отказывается совершить жертвоприношение, секта приговаривает его к смерти. Если жертвоприношение успешно завершается, он становится слугой. Он не только получает новые возможности, но и отдает часть своей воли Привязанному.

Слуга на самом деле зависит от культа. Возможно, он уничтожил все, что связывало его с прошлой жизнью, или совершил тяжко преступление, но, скорее всего, он просто знает правду. Он краем глаза увидел истинную природу своего господина. Теперь он может получать приказы напрямую от демона или через мучительные, будоражащие сны. Его воля ослабла. Разрушить связь между демоном и смертным практически невозможно. Слуга, слишком напуганный произошедшими с ним переменами, может попытаться совершить самоубийство, но его господин, скорее всего, предпримет меры по защите своих вложений от подобных посягательств. Слуга, решивший повеситься, может очнуться в больнице, спасенный в последний момент благодаря анонимному звонку в полицию. Позже, попав в жаркие объятия поджидающих его сектантов, он понесет мучительное наказание, гарантирующее, что в будущем он не осмелится отказываться от божьей благодати.

После первого посвящения слуга может получать и другие дары, но каждый раз он будет терять часть воли. После трех церемоний слуга становится рабом. Это значит, что он стал воплощением воли хозяина, наделенным знаниями и умениями для выполнения определенных заданий, но не способным даже помыслить о неповиновении. Не важно, в своем ли он уме; на самом деле через весьма короткое время он почти наверняка станет безумцем. Они никогда не делает ничего, что могло бы причинить вред его господину, ради Привязанного он без колебаний расстанется с жизнью. Помочь ему нельзя. Даже если его господин вернется в Бездну, раб будет всеми силами служить ему, возможно, став тем механизмом, который вернет демона не Землю.

Унаследованные слуги изначально не являются рабами Привязанного, так как связь между демоном и семьей слуги за многие века ослабела. Но эта связь достаточно сильна для того, чтобы Привязанный мог обратить жизнь слуги в ад, требуя, чтобы тот покорился его воле. Для Привязанного здравый ум последователя – лишь приятное дополнение; все, что ему требуется, - это беспрекословное подчинение.

+1

2

Охотники на демонов

Всё начинается с осознания того факта, что демоны расхаживают среди людей. Так или иначе человек узнаёт, что демоны действительно существуют. Это знание не обязательно должно быть полным. Нигде не сказано, что человек должен полностью понимать природу того, с чем собирается бороться. Скорее уж, его знания будут весьма ограничены, возможно, он даже не будет говорить о своих противниках как о демонах (их могут называть чудовищами, тварями, а то и просто звать по имени тела-носителя). В любом случае, обнаружение падшего является ключевым моментом, и вам нужно решить, как именно и почему это произошло. Ужас возрастает по мере того, как накапливаются знания, и это нужно отразить. Возможно, персонаж стал свидетелем Проявления? Демон потребовал от него веры или, того хуже, полного поклонения? Если так, то как персонажу удалось избежать власти падшего? Как он сумел удержаться от того, чтобы упасть на колени и начать возносить хвалу? Возможно также, что персонаж узнал, что один из близких ему людей – член семьи, муж, лучший друг – попался падшему под руку или даже стал слугой демона (но помните, что будущий экзорцист пока что ничего не знает о "слугах"). Женщина может наткнуться на необычную запись в выписке со счета или на странные каракули в дневнике мужа, из которых следует, что некто заполучил деньги семьи и повлиял на сознание мужа, - и этот некто, конечно же, окажется демоном. Вам обязательно нужно продумать первое столкновение со сверхъестественным. Как будущий экзорцист понял, что демоны существуют?

Кто они?

Они – обычные люди. Водопроводчики, бухгалтеры, служащие, фабричные работники, флористы, кто угодно. Посмотрите в окно на тех, кто ходит по улицам. Обычные, добропорядочные члены общества, которые видели, общались или даже пострадали от чего-то такого, что заставило их взять оружие и вступить в борьбу. Сейчас, в современные ночи, таких называют Второй Инквизицией. С ней столкнулись не только демоны, но и вампиры, и многие другие создания Мира Тьмы.
Порой они выступают в группах - если находят себе единомышленников. И пытаются искать демонов. Стоит ли говорить, что далеко не всегда их ждет успех? А если и ждет, сколько таких погибает, найдя свою цель?

Рассудок

Экзорцисту известно то, о чем обычный человек знать не должен. Последний раз люди напрямую общались с демонами тогда, когда только-только покинули сады Эдема. Может случиться так, что встречи с демонами начнут разъедать тот клей, который скрепляет рассудок охотника. Чтобы не лишиться рассудка, люди делятся своими переживаниями с окружающими, не замыкаясь в себе. Но экзорцист не может записаться на прием к психотерапевту и обсудить с ним охоту на демонов в буквальном, а не метафизическом смысле, иначе на него быстро наденут смирительную рубашку. Впрочем, встреча с психиатрами может произойти и в том случае, если персонаж будет всё держать в себе.

Как экзорцисты спасаются от безумия? Чувство полного одиночества в темноте ночи переживается особо мучительно. Что же позволяет этим людям сохранять рассудок? Это важно знать не только потому, что такая информация является весьма важной при взаимодействии с демонами, но и потому, что она придает дополнительную глубину персонажам. Способ расслабиться может быть как вполне невинным, вроде просмотра субботней игры, чтобы прочистить мозги, так и весьма нездоровым – персонаж может глушить водку или пить транквилизаторы, чтобы не погрузиться с головой в безумие.

Иногда экзорцистам не удается сохранить рассудок – пальцем не получится закрыть щель в плотине, сдерживающей безумие. И что тогда? Что ж, теперь у вас на руках совсем другой персонаж. Если ваши персонажи-демоны слишком расслабились, столкните их с настоящим психом – спятившим охотником, который готов сотворить такое, о чем демоны даже не задумываются.

Такие свихнувшиеся экзорцисты в чем-то схожи с полковником Курцем из фильма "Апокалипсис сегодня" или Джоном Доу из "Семи". Предположим, у одного из ваших персонажей-демонов в местной старшей школе есть несколько слуг, и тогда этот псих начинает убивать студентов, чтобы добраться до демона. Или он может постоянно пытать и мучить союзников, друзей и членов семьи персонажей, как какой-нибудь серийный убийца.

Такие охотники могут быть страшнее тех чудовищ, с которыми они, как считается, ведут войну. Они могут пожертвовать всем (в том числе и собственными детьми), чтобы хотя бы на шаг приблизиться к мести. Это потерянные, сломавшиеся люди. Введение такого персонажа может внести некоторое оживление в игру, но едва ли общение с ним приведет к чему-то путному. Смерть – вот единственный выход для такого антагониста, и, как правило, ждать её недолго. Решить эту проблему можно, введя экзорциста, который ещё не сошел с ума – по крайней мере, в начале. Пусть игроки пронаблюдают за распадом личности охотника, и тогда они прочувствуют, до чего может дойти одержимый идеей человек.

Оружие против демонов
Обычное оружие

Обычное оружие (от бейсбольной биты и до двуствольного дробовика), не требующее особой сноровки и обладающее большой разрушительной силой, - это, пожалуй, первое, что приходит на ум фанатичным охотникам. В самом деле, к чему еще у вас потянется рука после столкновения с исходящим от демона злом? Вы, скорее всего, попытаетесь убить проклятую тварь. Застрелить ее. Зарезать. Размозжить ей голову. В конце концов, большую часть времени она выглядит как человек. Возможно, у нее те же слабые места, что и у человека. Новоявленные экзорцисты часто хватаются за ствол 38 калибра, а то и за обычный кухонный нож.

Само собой, со временем экзорцисты понимают, что такой образ действия далёк от идеала. Во-первых, чаще всего толку от него никакого. Демоны – крепкие ребята. Они могут прямо на глазах залечивать ранения. К тому же они владеют уймой способностей, которые делают их быстрыми, сильными и стойкими.

Во-вторых, выстрелы привлекают внимание. Да, это Мир Тьмы, и пара выстрелов в гетто не приведет к высадке отряда спецназовцев (скорее уж, копы постараются держаться от вас подальше). Но стрелять в других частях города – это всё равно что вывесить перед собой большой красный флаг с надписью "Эй, я преступник!" Ничего хорошего в этом нет. Экзорцист в тюремной камере бесполезен – и уязвим.

В-третьих, охотник, позволивший вовлечь себя в перестрелку, очень быстро понимает, что сверхъестественных способностей у него нет. Он крайне уязвим. Открытое насилие – это самый прямой путь к тому, чтобы упустить демона и самому получить ранения.

Без насилия

Часто бывает так, что прямое противостояние с демоном для экзорциста – не самый лучший вариант. Даже исключительные по своим способностям люди безнадежно проигрывают демонам в апокалиптической форме, и мало кому из охотников удаётся уцелеть, чтобы потом пожалеть о недооценке противника. Если бросить вызов демону и уничтожить его невозможно, охотники прибегают к множеству самых разнообразных обходных хитроумных тактик, чтобы помешать падшему заниматься его делами. Если демон в общении с современным миром сильно зависит от своих слуг, этих людей можно обвинить в реальных или вымышленных преступлениях и заявить на них в полицию, вымотать их телефонными звонками и электронными письмами, наконец, запугать угрозами. Если экзорцист имеет связи в местных или федеральных органах власти, он может превратить жизнь демона в ад, натравив на него аудиторов из налоговой службы, подведя его под следствие или обеспечив утерю важной информации ("Сэр, согласно записям в компьютере, у вас просрочены права. Пожалуйста, выйдите из машины"). Не у всех демонов получится повлиять на умы людей, отремонтировать автомобиль или восстановить сгоревший дом. И почти никто из них не способен справиться со всеми этими ситуациями одновременно. Даже незначительные препятствия на пути демона могут в конце концов привести к тому, что падший будет слишком занят собственными делами и уже не станет беспокоить невинных людей. Такая тактика едва ли приведет к блистательной победе, но охотники на демонов часто довольствуются тем, что им по силам.

Оружие Веры

Конечно же, смертный может причинить вред демону. Для этого существуют освященные предметы, молитвы, святая земля и ритуалы подчинения. Но средний человек, как правило, практически ничего не знает о таких вещах – как и большинство экзорцистов. Информацию о том, что Истинное Имя демона даст вам власть над тварью, нельзя назвать общедоступной.

Но отсюда вовсе не следует, что прилежный экзорцист не сможет ухватить суть такого оружия. Охотник, с головой зарывшийся в демонологию – в Интернете или в библиотеке, - может выяснить, что знание настоящего имени дает власть над демоном. Или что некий ритуал или молитва могут остановить демона и даже обратить его в бегство. Но как, в таком случае, узнать Истинное Имя демона? Где найти изгоняющие молитвы? Да, высокое значение Оккультизма показывает, что персонаж знает, с чего начинать, и сможет найти достаточно эффективное оружие. Но большинство экзорцистов – обычные люди (водители, бухгалтеры, домохозяйки), а такие люди, как правило, знать не знают, что такое "оккультизм", не говоря уже о владении соответствующими знаниями. Очень малая часть персонажей (священников, преподавателей, библиотекарей) может разбираться в оккультных вопросах на одну-две точки, но и они смогут собрать лишь часть головоломки.

И всё же у некоторых экзорцистов есть доступ к священным предметам, молитвам или освящённой земле. Таких людей мало, как правило, о свойствах "оружия" они узнают случайно, в результате везения, но всё же они есть.

+1


Вы здесь » Bloody London » Апокалипсис сегодня » Антагонисты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC