Человечность и Зверь идут рука об руку в каждом вампире. Зверь – это примитивные желания и инстинкты, которые превращают вампира в безмозглое и прожорливое чудовище. Зверь, после Становления, «просыпается», и неотступно следует за каждым вампиром вместе с его Голодом. Зверь – не голос в голове, он не отдельная личность, которая побуждает вампира совершать аморальные поступки. Зверь – как темная сторона сущности вампира, она не обладает никакими мыслями, никакими чувствами. У Зверя могут быть только три примитивных состояния: Голод, Ярость и Страх.
Вампир всегда голоден. Даже когда он сыт, какая-то легкая червоточина в нем напоминает о том, что его голод неутомим.
Когда вампира выводят из себя, он может не просто дать сдачи (или сдержаться, в зависимости от вампира), но в некоторых случаях впасть в Безумие. И этим Безумием будет ярость. Вампир в Безумии будет нападать, кусаться, рвать голыми руками – с нечеловеческой силой, того, кто вызвал в нем эту ярость. Он не использует свои сверхъестественные способности, требующие умственных вложений  - Зверь просто не думает. Он сражается. И ничего больше. И сражается так, что пришедший после в себя вампир, просто не поймет, как он смог это совершить. Он отключается на время, и не помнит ничего – но вкус крови на губах, и ее остатки на руках будут напоминать ему о сотворенном.

У Зверя есть страх. Страх перед огнем, страх перед солнечным светом. Вряд ли вампир испугается огонька свечи, зажженной сигареты, или даже зажженного камина, надежно скрытого за решеткой. Но если зажженная сигарета направлена на него, а огонь от свечи так опасливо близок... есть риск впасть в Алый Ужас, который еще называют Ротшреком. Что уж и говорить об открытом огне, горящих зданиях. В таких случаях Зверь бежит. Бежит без оглядки. И снова вампир будто «отключается», и им завладевает Зверь. Если ему никто не мешает по пути, то он просто бежит, а не сражается. А если кто-то загораживает путь… что ж, ему же хуже.

И есть Голод. Голод, который присутствует всегда, в той или иной степени. Его можно пытаться утолить, насытить, но он всегда будет оставаться где-то внутри.
Когда Голод становится слишком сильным, Зверь поднимает свою уродливую голову, и снова вампир теряет себя. Он набрасывается на ближайшую жертву и пьет, пока не утолит жажду. Стоит ли говорить, что доведенные до Безумия, оголодавшие вампиры слишком сильно отдаляются от своей человечности?

Чем больше вампир потакает желаниям своего Зверя, тем скорее он падает по Человечности. Человечность – это та тонкая грань, которая защищает каждого вампира от неминуемого и постоянного Безумия. Вампир, павший слишком низко, позволяет Зверю завладеть собой, и тогда он не сможет прийти в себя. Зверь будет властвовать над ним полностью. Есть. Убивать. Спать. И больше ничего.

Что есть Человечность? Философский вопрос, над которым можно размышлять столетиями. Но если говорить фактами, то по сути это – степень остатков человеческого в Сородиче. Следовать Человечности – значит, быть идеальным человеком. Не убивать. Не красть. Не мучить. В идеале – пить из животных сосудов (хотя их можно убивать), или хотя бы использовать донорские пакеты с кровью. Не драться, не наносить сильных повреждений. Помогать ближнему. Не закрывать глаза на что-то плохое, что происходит рядом. А оно будет происходить. Всегда.
Чем больше вампир убивает, ворует, истязает – тем ближе он становится к собственному Зверю. Оступаясь каждый раз, вампир рискует отдать контроль Зверю.

Запомните: пасть проще, чем подняться.

Далеко не всегда удается подняться. Более сознательные люди могут помочь – и вампиры. Нужно хотеть этого. Нужно видеть проблему – и желать ее исправить.
Человечный вампир – не боится брать на себя ответственность. Он сознателен, его самоконтроль будет повыше, чем у остальных. Он твердо держится за свои убеждения. Человечность – его моральный компас, который позволяет не скатиться до уровня Зверя.
О сне и пробуждении

Вампиры спят, не видя снов. Они засыпают, на время своего дневного сна превращаясь в настоящие трупы. Их очень трудно разбудить. Они – что настоящие трупы, холодные и недвижимые. Они не шевелятся. Даже та пародия жизни, что сопровождает их ночью, покидает на это время.

Разбуженный во время дневного сна вампир может впасть в Безумие, и даже разорвать разбудившего его. Лишь в некоторых случаях он держится. Разбуженный вампир будет что сомнабула – слишком сонный, напоминающий лунатика. Он недолго продержится в таком состоянии, и скорее всего, тут же заснет. Мало что заставляет его продержаться дольше, чем полчаса. Он с трудом может использовать свои сверхъестественные способности, и действовать они будут, скорее всего, хуже. После вынужденного пробуждения днем, ночью вампир будет менее способным, чем обычно. Нет, он не будет зевать – скорее, он будет более рассеянным и безвольным, чем раньше. Хороший сон важен как для вампира, так и для человека.

Все вампиры просыпаются одинаково через полчаса после заката, и засыпают за полчаса до рассвета. При должных усилиях, они могут удержаться, и не заснуть, но не больше, чем на полчаса.

Каждую ночь, чтобы пробудиться, вампир тратит немного крови. Это важно для того, чтобы заставить свое мертвое тело работать – пробуждаться, и впоследствии – двигаться.

О торпоре

Вампир, которому вогнали кол в сердце или парализовали каким-либо другими образом, продолжает тратить кровь каждую ночь для пробуждения. Если вампир и в дальнейшем будет оставаться без крови, то процессы разложения, которые были остановлены его не-жизнью, начнутся снова. Вампир, оставшийся без крови в своем теле, начнет потреблять всю оставшуюся в своем теле жидкость каждую ночь. По мере этого процесса вампир начнет превращаться в мумифицированные останки. Сперва вампир просто будет выглядеть немного истощенным, но со временем все тело, мясо, связки и наиболее бесполезные органы начнут высыхать. На седьмой день, если вампиру вынуть кол из сердца, он будет полностью обездвижен, его глаза ссохнутся, сухожилия и связки начнут болезненно стягиваться, десны начнут обнажать зубы, а губы растянутся в ухмылке мертвеца. С этого момента персонаж впадает в торпор.

Торпор - это состояние сна, близкого к смерти, характерное для нежити, особенно для древних вампиров. В торпор можно впасть добровольно (некоторые вампиры, уставшие от текущей эпохи погружаются в торпор в надежде проснутся в более благоприятное время) или же недобровольно (из-за ран или потери крови). Впав в торпор вампир будет находиться в состоянии спячки определенное время, в зависимости от своей Человечности.

Вампиры, которые впали в торпор из-за ран, должны спать в течение некоторого периода, в зависимости от их Человечности:

Один день (очень высокая Человечность)
Три дня
Неделя
Две недели
Месяц
Год (средняя)
Десять лет
Пятьдесят лет
Век
Пять веков
Тысячелетие+ (очень низкая)

По прохождении этого времени, персонаж может потратить кровь, чтобы попробовать очнуться. Если же крови в теле вампира нет, то он не сможет проснуться до тех пор, пока не получит кровь от кого то другого.

Персонаж может впасть в торпор добровольно. Это состояние похоже на обычный дневной сон, только он более глубокий и в него не так-то легко погрузиться. Вампир, впавший в добровольный торпор может пробудиться после половины срока, указанного для недобровольного торпора, однако ему так же нужно будет потратить на это кровь. Вампир в торпоре может игнорировать жажду крови, так как он находится в своеобразной зимней спячке.